Общеизвестна роль минерально-сырьевого комплекса в экономике страны. Уже стало азбучной истиной высказывание о том, что благодаря огромному богатству недр, особенно нефтью и газом, наше государство успешно преодолело период своего становления и продолжает поступательное развитие. К сожалению, на фоне этих положительных тенденций слишком мало внимания уделяется ситуации внутри самого минерально-сырьевого комплекса, который переживает не лучшие времена.

На этапе становления нашей государственности требовалась концентрация усилий на решении многих важных проблем. Не всем из них удалось уделить должное внимание. В качестве примера президент страны Н.Назарбаев указывал на легкую промышленность, о которой «все позабыли». Но она оказалась не единственной среди «обиженных сестер». К числу обделенных вниманием следует отнести и геологию, которую все отождествляют с минерально-сырьевой базой.

Обладая огромными сырьевыми запасами, мы не всегда задумываемся об их происхождении и зачастую воспринимаем это богатство как само собой разумеющееся. Мне, работающему в геологии с 1960 года, посчастливилось стать не только свидетелем, но и активным участником создания в Казахстане богатейшей минерально-сырьевой базы, которую удалось сформировать в результате централизованного и весьма грамотного руководства геологическими исследованиями.

Еще в середине прошлого века впервые в СССР на республиканском уровне было создано Министерство геологии и охраны недр Казахстана (1956 г.). Это было не только признанием богатств подземных запасов республики, но и высокой оценкой профессионализма наших геологов.

Объединение в одну структуру всех геологических служб привело к существенному повышению эффективности и научно-технического уровня геологоразведочных работ, укреплению материальной базы отрасли, количественному и качественному росту кадров, особенно из числа казахстанских специалистов. Были сделаны крупнейшие открытия месторождений углеводородов на Мангышлаке, черных, цветных и редких металлов в центральном и восточном Казахстане.

Министерство геологии и охраны недр усилило работу по научному сопровождению поисков и разведки месторождений полезных ископаемых. Были укреплены ведомственные научно-исследовательские институты КазИМС и КазНИГРИ, на новый уровень поднялись контакты с Академией наук КазССР. Великий геолог К.Сатпаев, который в те годы возглавлял этот научный штаб республики и входивший в состав Академии наук Институт геологических наук, взял под личный контроль налаживание связей между наукой и производством, направил усилия связанных с изучением Земли академических институтов на решение прикладных задач.

Такая слаженная, в рамках единого плана, работа Министерства геологии и научных учреждений позволила существенно увеличить минерально-сырьевую базу страны и способствовала открытию новых месторождений. В области углеводородного сырья были выявлены и подготовлены к разработке в Прикаспийской впадине крупные и уникальные нефтяное Тенгизское и газоконденсатное Карачаганакское месторождения. На восточном побережье Каспийского моря и в центральной части страны удалось открыть Бозашинский и Южно-Торгайский нефтегазоносные районы. Развернулись нефтепоисковые работы в подсолевом комплексе бортовых зон Прикаспийской впадины, началась подготовка к проведению морских геофизических исследований на Каспии.

К концу 1980-х годов извлекаемые запасы нефти промышленных категорий в целом по Казахстану составляли свыше 2,5 миллиарда тонн, газа — более 2-х триллионов кубометров. При ежегодной добыче нефти в 20-25 миллионов тонн такие запасы нефти обеспечивали работу нефтедобывающих предприятий на целое столетие.

Когда же Республика Казахстан объявила о своей независимости и начала самостоятельно развивать собственную экономику, эта огромная минерально-сырьевая база стала основным источником пополнения бюджетных средств. К сожалению, в тот период не было уделено должного внимания принципиальному рассмотрению проблем восполнения запасов и дальнейшего увеличения минерально-сырьевой базы по районам добычи. Руководство страны в условиях жесткого дефицита бюджетных средств, видимо, посчитало, что геологическая отрасль развивается успешно и не входит в число объектов, требующих существенной государственной поддержки. Министерство геологии было ликвидировано. Получилось, как в известной пословице: вместе с водой из ванны выплеснули и ребенка (организатора работ по расширению минерально-сырьевой базы).

Вместо Мингео в составе непрофильного Министерства индустрии и новых технологий был создан Комитет геологии и недропользования. В последующем он входил в состав различных ведомств, а ныне находится в составе Министерства индустрии и инфраструктурного развития.

Как видно из названия комитета, основная его деятельность на первых порах сводилась к руководству геологическими исследованиями в целом по Казахстану и работой с инвесторами. Однако в последующем комитет все большее внимание уделял инвестиционным проблемам и все больше самоустранялся от решения прямых геологических проблем отрасли. К примеру, в первой половине 2018 года в его составе из чисто геологических подразделений нефтегазового направления осталась лишь комиссия по запасам полезных ископаемых (ГКЗ). Такие важные направления работы, как поиск месторождений углеводородов, их подготовка к промышленному освоению, были переданы для курирования в другие ведомства. Остались «безхозными» важнейшие исследования по уточнению глубинного строения осадочных бассейнов с целью оценки перспектив выявления месторождений углеводородов на больших глубинах. Тем самым комитет геологии и недропользования полностью освободился от решения нефтяных проблем (повторилась ситуация с ванной и ребенком) и сегодня продолжает отслеживать лишь работы по твердым полезным ископаемым и гидрогеологии. Следует отметить, что и в этих разделах геологических изысканий накопилось не меньше узких мест, чем в «нефтянке». В целом можно сказать, что раздробление единой геологической службы способно оказать лишь негативное влияние на состояние дел в геологоразведке.

Сегодня на научное сопровождение геологических изысканий выделяются весьма ограниченные средства, на которые стало сложно проводить в масштабе всей страны обобщающие работы по оценке перспектив выявления новых месторождений полезных ископаемых. Высококвалифицированные работники научно-исследовательских институтов столкнулись с проблемой выживания в новых условиях и в большинстве своем превратились в ремесленников среднего уровня, занимающихся составлением рядовых проектов по отдельным операциям проведения поисков и разведки месторождений.

В сложном положении оказались производственные организации, оказывающие геофизические и буровые услуги недропользователям. Мы стали терять некогда мощные и успешно конкурировавшие на мировом рынке компании, которые специализировались на таких направлениях, как сейсморазведка, бурение скважин, каротажные исследования. Нарастает довольно тревожная тенденция к использованию иностранными недропользователями (особенно китайскими) в качестве подрядчиков лишь своих компаний. Так же обстоит дело и в проектах НК «КазМунайГаз». Таким образом, из-за отсутствия достаточных заказов многие отечественные сервисные компании находятся в стагнации, а некоторые стали банкротами.

Эти и другие упущения в работе Комитета геологии привели к снижению эффективности геологоразведочных работ, что выявилось при анализе состояния с восполнением и наращиванием запасов. Казалось бы, что после открытия на Каспии уникального Кашаганского месторождения нефтеразведчикам останется лишь «почивать на лаврах». Однако это открытие создало иллюзию благополучия с приростом запасов в стране. А тем временем в старых нефтедобывающих районах имеющихся запасов не хватает для поддержания там достигнутых уровней добычи.

За 1991-2015 годы в целом по Казахстану прирост запасов жидких углеводородов в осадочных бассейнах на суше составил 861 миллион тонн, а их добыча превысила 1 миллиард 284 миллиона тонн. Таким образом, за четверть века в стране не только не удалось расширить сырьевую базу в действующих центрах нефтедобычи, но и приходится «проедать» созданный еще в советский период задел.

В последнее время все громче звучит «крик души» акимов Актюбинской, Кызылординской и Восточно-Казахстанской областей, которые говорят о необходимости резкого усиления геологоразведочных работ в этих регионах с целью выявления новых месторождений. Особенно напряженная ситуация сложилась в Южно-Эмбинском, Южно-Торгайском и Актюбинском регионах, где резко сокращается добыча в силу естественного ее падения на старых месторождениях. Если со стороны государства не будет оказана своевременная помощь с целью открытия залежей нефти и газа на новых объектах, то ситуация может приобрести нежелательную социально-политическую окраску.

Надо вспомнить добрые «сатпаевские времена», встретиться за одним столом руководителям отрасли и регионов, производственникам и ученым, обсудить состояние изученности этих территорий, оценить возможности и пути дальнейшего наращивания и освоения там запасов углеводородов. Фактически придется определить будущую судьбу этих значимых для страны регионов.

Происходящий развал геологической службы привел практически к прекращению нефтепоисковых работ в новых регионах страны. Из-за этого мы еще не оценили возможности создания на севере, востоке и юге Казахстана новых районов нефте- и газодобычи. В этом отношении показательной является ситуация в Восточном Казахстане, где имеется мощный индустриальный узел, требующий адекватной энергетической поддержки из соседних регионов. Вместе с тем, на территории самой области в Зайсанской впадине имеется Сарыбулакское нефтегазовое месторождение с извлекаемыми запасами нефти промышленной категории свыше 10 миллионов тонн и запасами газа более 5 миллиардов кубических метров. Юго-восточнее месторождения Сарыбулак обнаружено крупное Кендырлыкское месторождение горючих сланцев. В связи с возросшим интересом нефтяников к добыче сланцевых нефтей и газов данный объект может быть в ближайшее время вовлечен в разработку. Его освоение, наряду с месторождением Сарыбулак, позволит создать на востоке Казахстана новый район нефтегазодобычи и обеспечить местным энергетическим сырьем работающие здесь промышленные предприятия и жилищно-коммунальные службы. Настало время для проведения здесь за счет госбюджета дополнительных геологоразведочных работ, особенно регионального характера.

Именно такой подход к решению возникших проблем будет лучшим ответом геологоразведчиков на поставленные президентом страны Н.Назарбаевым задачи, изложенные в его Послании народу Казахстана «Рост благосостояния казахстанцев: повышение качества жизни».

В последние годы среди государственных чиновников стало очень модным высказывание о том, что изучение недр надо проводить за счет иностранных инвестиций. Но надо понимать, что иностранные инвестиции не являются спонсорским подарком, а требуют весьма дорогостоящего возмещения. Во многих случаях геологоразведочные работы дешевле проводить за счет госбюджета.

В этом отношении наиболее показательным примером использования в стране иностранных инвестиций является разработка наших месторождений-гигантов Тенгиза, Карачаганака и Кашагана. Эти объекты из-за отсутствия в стране финансовых средств, технических и технологических возможностей могли быть введены в разработку только с участием иностранных партнеров, за что все мы им благодарны. Иностранные операторы успешно внедрили передовой опыт организации работ на этих месторождениях, наладили эффективную добычу нефти, газа и других полезных ископаемых. Только за 2018 год на этих месторождениях добыто 54 миллиона тонн нефти, что составляет около 60 процентов от общей добычи в стране. По прогнозам специалистов, при сохранении географического расположения всех выявленных месторождений доля добычи на этих гигантах может достичь 85-90 процентов. При этом прогнозируется постепенное «вымирание» старых промыслов.

Кому же принадлежат месторождения-гиганты, открытые благодаря труду казахстанских геологов? Большинство читателей будет шокировано, узнав, что в тенгизском проекте доля Казахстана составляет 20%, в кашаганском -16,8%, а в карачаганакском – всего 10%. В силу этого мы вынуждены наблюдать за тем, как в зарубежье уходит огромный поток «черного золота», чем существенно опустошаются наши недра.

Приведенный пример показывает, что иностранные инвестиции не являются «манной небесной». Впредь нам следует быть более благоразумными и заключать контракты с иностранными партнерами на более выгодных для Казахстана условиях.

Наблюдаемый в нашей стране развал некогда мощной геологической службы затронул не только организационную структуру отрасли, но и в целом снизил социальную значимость труда геологов. В этом отношении наиболее показательным стало изменение отношения к истинным героям геологоразведки – первооткрывателям месторождений полезных ископаемых.

Геологическая общественность полагала, что после многолетнего обсуждения и принятия «Кодекса о недрах и недропользовании» вопрос о первооткрывателях получит полное освещение, а сами «виновники торжества» снова начнут получать согласно общему конституционному праву материальное вознаграждение за свой интеллектуальный труд. К сожалению, в этом объемном документе не только отсутствует отдельный пункт о статусе первооткрывателей, но нет даже упоминания об этой категории исследователей недр.

Возникает естественный вопрос: кто же в сложившейся ситуации должен позаботиться об интересах государства? Как можно преодолеть хаос, существующий в геологоразведке?

Единственно верным шагом может стать решение о реструктуризации управления геологической отраслью. Вполне очевидно, что должен быть создан отдельный самостоятельный государственный орган, способный осуществлять руководство всей работой по изучению и освоению недр. Такой орган должен иметь статус министерства с входящими в его состав производственными организациями, научно-исследовательскими и учебными заведениями.

Этот орган с условным названием «Министерство геологии и недропользования Республики Казахстан» должен разрабатывать государственные программы исследования недр на перспективу и на текущие 3-5-летние периоды, руководить их реализацией с учетом деятельности существующих многочисленных акционерных обществ и товариществ геологической ориентации. Фактически эти организации должны рассматриваться в качестве подрядчиков Министерства геологии в решении общей для Казахстана задачи по расширению минерально-сырьевой базы страны. Только при таком тесном сотрудничестве новой госструктуры с уже имеющимися и создаваемыми в перспективе организациями можно будет добиться максимального экономического эффекта от государственно-частного предпринимательства в освоении сырьевых ресурсов страны.

Этот вопрос уже несколько лет обсуждается в разных кругах специалистами и в печати. Настало время серьезного его рассмотрения на государственном уровне. От оперативной реорганизации управления геологической отраслью и придания этому штабу по изучению и освоению недр более высокого статуса зависит устранение отмеченных выше и других недостатков, препятствующих открытию в Казахстане новых месторождений полезных ископаемых.

 Олег Турков,

 почетный разведчик недр Республики Казахстан,

первооткрыватель месторождения Кашаган

https://camonitor.kz/32521-geologiya-v-kazahstane-bogatoe-proshloe-i-smutnoe-buduschee.html

Комментарии

Нет комментариев



mintech

Информационные партнеры